Меню
Меню

Что-то вроде рая

Some Kind of Heaven
Some Kind of Heaven
Режиссёр
Ланс Оппенгейм
Продолжительность
83 минуты
Год
2021
Страна
США
Язык
Английский, русские субтитры
Some Kind of Heaven
Режиссёр
Ланс Оппенгейм
Продолжительность
83 минуты
Год
2021
Страна
США
Язык
Английский, русские субтитры

Бунт и поиски себя в утопическом солнечном городе для стариков — фестивальный хит, спродюсированный Дарреном Аронофски

Поселение Вилладжес в штате Флорида — дом престарелых, который разросся до размера города: 130 тысяч американцев переехали сюда, чтобы провести старость вместе с ровесниками в идиллических декорациях пенсионной утопии. Теннисные корты и безупречные лужайки, уютные и одинаковые домики, цветочные клумбы и теплые бассейны, тихие кафе и игральные клубы — здесь как будто есть все, чтобы умилиться, обуютиться и забыть о жизни вне Вилладжес и о смерти в перспективе. Но хаос проникает и в тщательно спланированную искусственную пастораль, потому что хаос этот находится внутри человека

Режиссер Ланс Оппенгейм начинает свой фильм с открыточных планов райской субурбии — чтобы постепенно найти в них прорехи. Одинокая женщина, потерявшая мужа, пытается найти утешение в демонстративном жизнелюбии Вилладжес и проникнуться этикой «еще одного шанса», но консюмеризм не утоляет боль. Семейная пара переезжает во Флориду, чтобы дожить остаток лет спокойно, — вместо этого муж решает наверстать упущенное и пускается во все тяжкие: вторая молодость грозит разрушить совместную тихую идиллию. А где-то рядом бродит пожилой трикстер-голодранец, который вечером украдкой уходит спать в маленький фургон: на то, чтобы переехать в Вилладжес, у него нет денег — и он ищет по кафе и игровым площадкам богатую невесту, которая подарит ему билет в мир безбедной старости.

Все эти люди вносят в режимный мирок Вилладжес как будто ненужный нерв, в буквальном смысле наводят суету — отчего их соседям иногда становится ощутимо неуютно. Однако в том и смысл: фильм Оппенгейма, который поначалу может показаться просто красивой сатирой на американский капиталистический реализм, умудряющийся продать своим клиентам даже комфортную смерть, в итоге вырастает до более общего экзистенциального высказывания. В запрограммированном счастье есть все, кроме, собственно, жизни, которая как раз и прорывается в эту снулую реальность через боль, экстаз и беспокойство. Прорывается — и в итоге побеждает.

Александр Горбачев

При поддержке